суббота, 23 февраля 2013 г.

23 февраля



В ночь с 22 на 23 февраля 1918 года начался знаменитый Ледяной поход Добровольческой армии, ставший одной из самых героических страниц в попытках Белого движения защитить наше Отечество от большевиков, оранжевых того времени, в отличие от нынешних, сумевших узурпировать власть над Россией.

Эта дата, 23 февраля, для Дня защитника Отечества крайне неудачна. Она весьма неоднозначна из-за коммунистической диктатуры.

Во-первых, коммунисты подменили идею защиты Отечества идеей защиты своей коммунистической идеологии и идеей сохранения во что бы то ни стало своей партийной советской власти.

Во-вторых, эта дата была приурочена большевиками к созданию партийных отрядов коммунистических боевиков, т.н. "красной гвардии", и ладно если бы эти отряды краснорубашечников действительно смогли защитить Отечество, но они оказались, как и опричники Ивана 4, способны эффективно воевать только с собственным народом, защищая власть коммунистической партии. Но сразу же потерпели позорное поражение в первых же столкновениях с реальным внешним врагом, и бежали побросав оружие; из-за чего, в частности, ради сохранения своей власти, что и было всегда главной и единственной целью коммунистов, а вовсе не забота о России и её защите, большевики пошли на национальное предательство, заключив с врагом Отечества позорный Брестский мир, заплатив немцам за сохранение своей власти огромными территориями русских земель, и, помимо прочего, как заметил В.В.Путин, проиграв выигранную Россией войну. Коммунисты выиграли - Россия проиграла; потому что у коммунистов/большевиков задача была вовсе не защищать Отечество, но защищать свою партийную власть и идеологию, Россия была для них лишь расходным средством и не более.

Таким образом, приходится либо абстрагироваться от истории и чествовать защитников Отечества абстрактно, вообще, т.с.; либо вспоминать более достойные события этой даты, вроде героического Ледяного похода (о том, что изначально это пропагандистский партийный коммунистический праздник призванный отметить создание т.н. красной гвардии, а заодно прикрыть красногвардейское убожество в боях с немцами, мы больше вспоминать не будем). Т.е. этот праздник превращается либо в абстракцию не имеющую исторической основы, либо вновь напоминает о катастрофе вызванного коммунистами раскола русского общества и истории, который продолжается и до сих пор, бередя наш народ застарелым конфликтом.

Потому, было бы великолепно перенести этот, безусловно прекрасный и нужный праздник мужества и мужчин, ибо что прекраснее для мужчины чем защита Отечества, что возвышеннее для него, нежели положить душу свою за други своя?, на исторически более оправданную дату, которая не вызывала бы никаких разночтений, но напротив объединяла. Ведь таких дат в эпической русской истории множество - день Куликовской битвы (по-моему это был бы наилучший выбор), день Невской битвы, Ледового побоища...

Ну а пока так.

С Днём защитника Отечества!


П.С.
Первый кубанский поход длился 80 дней, с 9 февраля по 30 апреля (по старому стилю).

   
Мы уходили, — оглядываясь на прошлое, писал Деникин. — За нами следом шло безумие. Оно вторгалось в оставленные города бесшабашным разгулом, ненавистью, грабежами и убийствами. Там остались наши раненые, которых вытаскивали из лазаретов на улицу и убивали. Там брошены наши семьи, обреченные на существование, полное вечного страха перед большевистской расправой, если какой-нибудь непредвиденный случай раскроет их имя... Мы начинали поход в условиях необычайных: кучка людей, затерянных в широкой донской степи, посреди бушующего моря, затопившего родную землю.
Пока есть жизнь, пока есть силы, не все потеряно. Увидят «светоч», слабо мерцающий, услышат голос, зовущий к борьбе — те, кто пока ещё не проснулись… В этом был весь глубокий смысл Первого Кубанского похода. Не стоит подходить с холодной аргументацией политики и стратегии к тому явлению, в котором все — в области духа и творимого подвига. По привольным степям Дона и Кубани ходила Добровольческая армия — малая числом, оборванная, затравленная, окружённая — как символ гонимой России и русской государственности. На всем необъятном просторе страны оставалось только одно место, где открыто развевался трёхцветный национальный флаг это ставка Корнилова.

Деникин А.И. «Очерки русской смуты»
Отряд, выступивший в ночь с 9 на 10 (с 22 на 23) февраля 1918 года из Ростова-на-Дону, включал:
  • 242 штаб-офицера (190 — полковники)
  • 2078 обер-офицеров (капитанов — 215, штабс-капитанов — 251, поручиков — 394, подпоручиков — 535, прапорщиков — 668)
  • 1067 рядовых (в том числе юнкеров и кадет старших классов — 437)
  • добровольцев — 630 (364 унтер-офицеров и 235 солдат, в том числе 66 чехов)
  • Медицинский персонал: 148 человек — 24 врача и 122 сестры милосердия) 
С отрядом также отступил значительный обоз гражданских лиц, бежавших от большевиков. Этот, связанный с огромными потерями, марш стал рождением Белого сопротивления на Юге России.

Вопреки трудностям и потерям, из горнила Ледяного похода вышла уже пятитысячная настоящая армия, закалённая в боях. Лишь такое число воинов Русской Императорской армии, после октябрьских событий, твёрдо решили, что будут бороться. С отрядом-армией следовал обоз с женщинами и детьми. Участники похода получали почётное наименование «Первопоходник».

2350 чина командного состава по своему происхождению, по подсчетам советского историка Кавтарадзе, разделились следующим образом:
  • потомственных дворян — 21 %;
  • выходцев из семей офицеров невысокого звания — 39 %;
  • из мещан, казаков, крестьян — 40 %.
Малочисленность и невозможность отступления, которое было бы равносильно смерти, выработали у добровольцев свою собственную тактику. В её основу входило убеждение, что при численном превосходстве противника и скудости собственных боеприпасов необходимо наступать и только наступать. Эта, неоспоримая при маневренной войне, истина вошла в плоть и кровь добровольцев Белой армии. Они всегда наступали. Кроме того, в их тактику всегда входил удар по флангам противника. Бой начинался лобовой атакой одной или двух пехотных единиц. Пехота наступала редкой цепью, время от времени залегая, чтобы дать возможность поработать пулемётам. Охватить весь фронт противника было невозможно, ибо тогда интервалы между бойцами доходили бы до пятидесяти, а то и ста шагов. В одном или двух местах собирался «кулак», чтобы протаранить фронт. Добровольческая артиллерия била только по важным целям, тратя на поддержку пехоты несколько снарядов в исключительных случаях. Когда же пехота поднималась, чтобы выбить противника, то остановки уже быть не могло. В каком бы численном превосходстве враг ни находился, он никогда не выдерживал натиска первопоходников.
Трушнович А.Р. «Воспоминания корниловца: 1914-1934»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

© Кванты моего бытия
(2007-2017)

При полном или частичном использовании материалов, обязательна гиперссылка на на этот блог.

Нарушители преследуются по совести!